Сначала наденьте маску на себя, а потом на ребенка.

Эту инструкцию, которую из раза в раз повторяют в самолете, знают все. И она справедлива не только для чрезвычайных ситуаций на борту, но и для всей жизни, где сначала нужно спасти себя, а потом уже весь остальной мир.

К примеру, вы озабочены проблемой экологии планеты и решили сортировать мусор. Само решение сортировать отходы ласкает Эго, возвышая над окружающими, которые просто живут и ни о чем не думают: только жрут и срут. А у вас теперь важная миссия в масштабах планеты!

Когда вы начинаете на практике сортировать отходы, вы сталкиваетесь с кучей трудностей. Начиная от того, что дома теперь у вас вечный бардак и склады мусора, заканчивая конфликтами с окружающими, которые не разделяют ваших взглядов на ответственную жизнь. И это не говоря об осознании неразвитости индустрии переработки мусора и стремящейся в итоге к нулю пользы от ваших стараний.

И так идея о спасении мира, которая так воодушевляла и возвышала вас, со временем начинает угнетать своей неконтролируемостью и бессмысленностью. И вместо того, чтобы чувствовать свою важность и значимость, вы чувствуете себя маленьким и беспомощным.

В своей исключительности вы потеряли контакт с реальностью и самим собой: даже собственные ощущения померкли перед глобальной идеей спасти планету, и в голове пульсирует “Я должен”, вместо “Мне нужно”.

Когда же живешь и действуешь в своих интересах и потребностях, растет самоценность и значимость самого себя, мир и твое место в нем становятся более понятны и ощущаемы. И руководствуясь этими ощущениями уже становишься способным делать что-то для других. Развивается эмпатия и вместе с ней более надежная связь с внешним миром — реальностью, происходящей здесь и сейчас каждую минуту.

Идея спасения мира трансформируется из желания быть полезным в желание жить по своим потребностям. Тогда Я становится продолжением мира.

Вот отрывок из романа «Анна Каренина» на эту же тему.

“Прежде (это началось почти с детства и все росло до полной
возмужалости), когда он старался сделать что-нибудь такое, что сделало бы
добро для всех, для человечества, для России, для всей деревни, он замечал,
что мысли об этом были приятны, но сама деятельность всегда бывала
нескладная, не было полной уверенности в том, что дело необходимо нужно, и сама деятельность, казавшаяся сначала столь большою, все уменьшаясь и уменьшаясь, сходила на нет; теперь же, когда он после женитьбы стал более и более ограничиваться жизнью для себя, он, хотя не испытывал более никакой радости при мысли о своей деятельности, чувствовал уверенность, что дело его необходимо, видел, что оно спорится гораздо лучше, чем прежде, и что оно все становится больше и больше”.
Как мы рассеиваемся, распыляемся в большом мире, теряемся в нем как песчинки, так, ограничиваясь миром собственных ценностей, мы становимся более целыми и способными на деятельность и взаимодействие с большим миром. Мы больше не потеряны, а твердо стоим на ногах, когда верны прежде всего себе, а не спасению мира, которого и знать не знаем.

Одно другое не исключает, но предполагает распределить приоритеты. Нельзя спасти мир будучи потерянной песчинкой.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here